Главная | Состав возмещаемого вреда причиненного актами органов публичной власти

Состав возмещаемого вреда причиненного актами органов публичной власти

Ответственность публично-правовых образований за вред, причиненный их органами и должностными лицами, а также изданием противоправного акта В отличие от России, во многих зарубежных странах уже давно создана и успешно функционирует правовая база, а также существует обширная судебная практика в сфере возмещения государством вреда, причиненного органами публичной власти их должностными лицами.

Удивительно, но факт! Право на возмещение вреда, причиненного действием или бездействием органов власти, конкретизировано в ст.

Так, в США главным нормативным актом, регулирующим вопросы имущественной ответственности федеральной казны за вред, причиненный государственными органами, является Федеральный закон о претензиях из причинения вреда от 2 августа г. В Великобритании принцип ответственности государства за ущерб, причиненный его служащими, установлен законом об исках к короне г. Во Франции нормы об ответственности государства закреплены в Гражданском кодексе Франции, однако данный институт в большей степени основан на результатах судебной практики.

Названные правовые акты детально регламентируют порядок возмещения государством вреда, причиненного его органами и служащими: При анализе правовых норм, регулирующих ответственность публично-правовых образований за действия своих органов и их должностных лиц, прежде всего, бросается в глаза стремление российского законодателя обособить регулирование ответственности публично-правовых образований от ответственности иных субъектов гражданского права, при этом не последнюю роль в этом играет бюджетное законодательство.

Если в вопросах участия публично-правовых образований в гражданских правоотношениях они по общему правилу приравнены к юридическим лицам часть 2 статьи ГК РФ , то в вопросах ответственности за причинение вреда картина иная.

Ответственность юридических лиц строится на общих принципах, ответственность же публично-правовых образований получила особое правовое регулирование. Ответственность публично-правовых образований за вред, причиненный деятельностью их органов, носит специальный характер. Возместить такой вред нельзя на основании общих норм гражданского законодательства, поскольку отношения, следствием которых стал вред, были не юридически равными, а административно-властными.

Пунктом 3 статьи 2 ГК РФ установлено, что к имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, гражданское законодательство не применяется, если иное не предусмотрено законодательством. Традиционно вопрос возмещения вреда, причиненного действиями государственных органов, в отечественной цивилистике рассматривался как институт гражданского права.

В частности, нормы об ответственности сначала государственных органов, а затем и государства последовательно присутствовали в ст. Таким образом, решение вопроса о том, какова природа ответственности за вред, причиненный государством в лице его органов, решался самим законом посредством помещения соответствующих статей в кодифицированные акты гражданского законодательства, т.

При этом необходимо отметить тот факт, что в одних правопорядках данный институт относится к публичному праву Франция, Нидерланды, Бельгия , а в других - к частному Россия, Германия и др. Рипинский объясняет это тем, что главной причиной альтернативного подхода к правовому регулированию ответственности государства видится то, что основание такой ответственности является неоднородным. Думается, что вряд ли можно согласиться с тем, что ответственность государства носит публичный характер.

Ответственность каждого участника имущественного оборота - необходимое условие для стабильности всех отношений имущественного характера. Равная защита всех форм собственности означает, в частности, недопустимость установления каких-либо исключений, касающихся имущественной ответственности, для отдельных субъектов, в том числе и для публично-правовых образований.

Применять на практике принципы имущественной ответственности на основании только норм Конституции РФ невозможно.

Удивительно, но факт! Известный принцип "действия работников должника считаются действиями должника", отраженный в ст.

Право на возмещение вреда, причиненного действием или бездействием органов власти, конкретизировано в ст. Последний определяет три состава гражданского правонарушения публично-правовых образований: Вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий бездействия государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания акта государственного органа или органа местного самоуправления, не соответствующего закону или иному правовому акту, подлежит возмещению.

Вред возмещается за счет соответственно казны РФ, казны субъекта РФ или казны муниципального образования ст. Данное обстоятельство позволяет говорить о том, что данный прием юридической техники направлен на то, чтобы не акцентировать внимание на ответственности публично-правовых образований или вообще создать иллюзию об отсутствии такой ответственности. Впрочем, в гражданском законодательстве также не закреплено и само определение гражданско-правовой ответственности в целом.

В юридической науке основанием наступления гражданско-правовой ответственности принято считать состав правонарушения. Состав является юридическим фактом, порождающим определенные правоотношения между нарушителем и потерпевшим.

Признание наличия состава правонарушения и его признаков или элементов не исключило спора о том, какие именно элементы достаточны для наступления ответственности. Под составом гражданского правонарушения понимается совокупность тех общих, типичных условий, наличие которых необходимо для возложения ответственности на нарушителя гражданских прав и которые в различных сочетаниях встречаются в любом гражданском правонарушении.

Элементами состава гражданско-правовой ответственности являются вред, противоправность, причинно-следственная связь и вина. Данное утверждение поддерживается и арбитражной практикой. Значимым вопросом является вопрос о том, кто должен быть надлежащим ответчиком по спорам о возмещении убытков, причиненных государственными или муниципальными органами.

Удивительно, но факт! Отсюда следует, что рассматриваемый комплекс норм в целом относится к гражданскому праву.

Предъявление иска непосредственно к государственному органу или органу местного самоуправления не препятствует рассмотрению спора. Суд должен привлечь в качестве ответчика по делу соответствующий финансовый или иной управомоченный орган. Статьей ГК РФ так же установлено, что в случаях, когда в соответствии с законом причиненный вред подлежит возмещению за счет казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования, от имени казны выступают соответствующие финансовые органы, если в соответствии с пунктом 3 статьи ГК РФ эта обязанность не возложена на другой орган, юридическое лицо или гражданина.

Пункт 10 статьи Бюджетного кодекса РФ установил, что от имени казны Российской Федерации по искам о возмещении вреда, причиненного незаконными решениями и действиями бездействием соответствующих должностных лиц и органов в суде выступает главный распорядитель средств федерального бюджета, по ведомственной принадлежности. Актуальным представляется вопрос об исполнении судебных решений, вынесенных в пользу лиц, которым причинен вред.

Здесь следует констатировать, что нормами все того же бюджетного законодательства удалось в корне изменить и процедуру принудительного исполнения судебных решений.

1. Источник возмещения вреда

Постановлением Правительства РФ от На основании статьи Федерального закона о бюджете исполнение судебных актов и судебных постановлений по искам к Российской Федерации службой судебных приставов не производится. Иными словами, возмещение вреда за счет казны в принудительном порядке было отменено Федеральным законом о бюджете.

Решением Верховного Суда РФ от Федеральный закон РФ от В названном акте Конституционный Суд РФ указал на то, что участвуя в регулируемых гражданским законодательством отношениях, возникающих при возмещении вреда, причиненного частным лицам, Российская Федерация выступает на равных началах с иными участниками этих отношений.

В то же время Конституционный Суд признал государство особым субъектом, в отношении которого может осуществляться исполнительное производство пункт 3.

Вынесения судебных решений по искам к Российской Федерации порождают коллизию конституционных ценностей, - своевременности и полноты исполнения судебного решения, с одной стороны, и стабильности и непрерывности в реализации государством возложенных на него функций и, следовательно, стабильности гарантированного государством конституционно-правового статуса личности, с другой.

Данная коллизия, исходя из необходимости обеспечения баланса названных конституционных ценностей и недопустимости умаления ни одной из них, подлежит разрешению в том числе на основе закрепленного в статье 17 часть 3 Конституции Российской Федерации принципа, согласно которому осуществление прав и свобод человека и гражданина а значит, и права на судебную защиту не должно нарушать права и свободы других лиц абзац 3 пункта 3. Учитывая это, федеральный законодатель вправе установить порядок исполнения судебных решений в отношении государства, предусматривающий определенные изъятия из такого общего правила исполнительного производства, как применение к должнику мер принуждения вплоть до принудительного отчуждения имущества.

Таким образом, высший судебный орган России, подтвердив наличие коллизии между своевременностью и полнотой исполнения судебных решений, с одной стороны, и стабильностью и непрерывностью в реализации государством возложенных на него функций, все же склонил чашу весов в сторону публичных интересов, окончательно подтвердив законность установления государством в отношении самого себя иного порядка исполнения судебных решений, исключив из такого порядка меры принудительного характера.

83. Возмещение вреда, причиненного незаконными действиями правоохранительных и судебных органов.

На практике взыскатель может столкнуться с проблемой неисполнения затягивания исполнения уполномоченными казначейскими органами принятого судом решения. На этот счет Конституционный Суд РФ указывает: Следовательно, взыскателю должна быть гарантирована действительная возможность получить то, что ему причитается по судебному решению, в разумный срок, а также эффективный, а не формальный судебный контроль за исполнением судебного решения уполномоченными органами, предполагающий, в частности, обеспечение заинтересованным лицам права на обжалование решений и действий бездействия органов государственной власти и их должностных лиц, приводящих к затягиванию исполнения судебного решения или его неисполнению абзац 1 пункта 3.

Таким образом, из буквального смысла принятого Конституционным Судом РФ в указанной части постановления следует, что если уполномоченными органами не исполняются судебные решения по искам к публично-правовому образованию, взыскатели должны вновь обращаться за защитой в суд, предъявляя при этом требование об обязании указанных органов исполнить принятый ранее судебный акт, и так до бесконечности.

Удивительно, но факт! Случаи компенсации морального вреда независимо от вины причинителя вреда закреплены ст.

Очевидным в данном вопросе является то, что суд не может совмещать функции судебной власти и функции органа, призванного обеспечить исполнение в том числе, принудительное судебных актов по искам к государству, и более того, суд не обладает собственным механизмом принуждения.

Право же взыскателя на обращение в очередной раз за судебной защитой не может рассматриваться как надлежащая юридическая гарантия реализации его права на возмещение государством вреда, причиненного его органами и должностными лицами.

Решением проблемы неисполнения затягивания исполнения уполномоченными органами принятого судом решения, на наш взгляд, может служить установление на законодательном уровне такого механизма исполнения судебных решений по искам к государству, при котором предполагается, во-первых, установление пресекательного срока для добровольного исполнения судебных решений названными органами в рамках действующего порядка и, во-вторых, установление принудительного порядка исполнения таких решений службой судебных приставов-исполнителей в рамках законодательства об исполнительном производстве за пределами данного срока.

Как указывалось выше, должностные лица органов государственной власти и органов местного самоуправления также называются в числе возможных причинителей вреда. В отсутствие общеотраслевого понятия должностного лица, трудно определить, какие субъекты относятся к данной категории.

Объявления

В данном случае, мы считаем, что логично использовать его административно-правовое определение. В примечании к статье 2. Кроме того, в основании ответственности публично-правового образования за вред, причиненный его органами и должностными лицами этих органов, лежит административно-властная деятельность.

В литературе остается дискуссионным вопрос о том, применимы ли правила ответственности публично-правовых образований за вред, причиненный работниками государственных органов или органов местного самоуправления, не являющихся должностными лицами.

Помимо должностных лиц, среди работников государственных органов органов местного самоуправления выделяют оперативный и вспомогательный состав. В оперативный состав входят специалисты государственных органов и органов местного самоуправления, наделенные полномочиями в сфере осуществления государственно-властных юридико-властных функций, но не имеющие права совершать служебные юридические акты в качестве средства управления людьми.

Деятельность служащих, составляющих вспомогательный состав государственных органов, не предполагает совершения действий, не только влекущих юридические последствия, но и вообще влияющих на содержание решений данного органа.

Тематика вопросов

Их деятельность направлена на создание необходимых условий для служебной деятельности должностных лиц и оперативного состава технические секретари, водители и т. Рипинского, ответственность государства может наступить как за вред, причиненный непосредственно должностными лицами, так и за вред, причиненный лицами, входящими в оперативный и вспомогательный состав работников соответствующих органов.

Как пишет автор, для возникновения ответственности государства не имеет первостепенного значения, какой из работников органа допустил противоправные действия. Определяющим здесь является требование о том, чтобы действия госслужащего были связаны с осуществлением государственным органом административной деятельности.

С данными выводами автора трудно согласиться нельзя. Гражданский кодекс РФ предусматривает ответственность государства за вред, причиненный именно должностными лицами органов государственной власти или органов местного самоуправления. Поэтому, как мы считаем, статья ГК РФ не подлежит расширительному толкованию. Обосновывая свою точку зрения на данную проблему, С. Рипинский указывает на конкретные случаи, которые могут встречаться в практике.

Удивительно, но факт! При этом правило п.

Например, пишет автор, приведенное в исполнение решение о взыскании с юридического лица в бесспорном порядке суммы налога может быть подписано неуполномоченным на это лицом работником оперативного состава налогового органа. Однако, исследователь при этом не учитывает, что в данном случае о гражданско-правой ответственности государства не может идти речи, поскольку здесь имеет место быть состав преступления, совершенного конкретным субъектом, ответственность за которое наступает по правилам не гражданского, а уголовного законодательства.

Удивительно, но факт! Общие дозволения и общие запреты в советском праве.

Статьей Уголовного кодекса РФ установлено, что присвоение государственным служащим или служащим органа местного самоуправления, не являющимся должностным лицом, полномочий должностного лица и совершение им в связи с этим действий, которые повлекли существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций, - наказываются штрафом, либо обязательными работами, либо исправительными работами, либо арестом.

Соответственно данное деяние является уголовно наказуемым. Более того, Уголовно-процессуальный кодекс РФ, помимо прочих, участником уголовного судопроизводства со стороны обвинения предусматривает и гражданского истца. На основании части 1 статьи 44 УПК РФ гражданским истцом является физическое или юридическое лицо, предъявившее требование о возмещении имущественного вреда, при наличии оснований полагать, что данный вред причинен ему непосредственно преступлением.

Таким образом, действующим законодательством предусмотрен иной порядок возмещения вреда, причиненного гражданам или юридическим лицам государственными муниципальными служащими, не являющимися должностными лицами, но незаконно использовавших полномочия должностных лиц.

Читайте ещё

Рипинский называет нарушение срока антимонопольным органом ходатайства коммерческой организации о приобретении крупного пакета акций, которое может быть вызвано тем, что секретарь работник вспомогательного состава , приняв необходимые документы, по забывчивости не зарегистрировал их и не передал вовремя для рассмотрения.

В этом случае, бездействие антимонопольного органа будет вызвано поведением секретаря, но поскольку оно связано с осуществлением органом его административных функций, ответственность должна наступить по статье ГК РФ.

Думается, что в приведенном примере наличествует контрдовод выводам самого автора, а именно из указанного примера следует, что в результате ненадлежащего исполнения трудовых обязанностей одним из работников вспомогательного состава, бездействием признается бездействие не конкретного служащего, а соответствующего органа. Последнее утверждение указывает на возможность разграничения ответственности публично-правовых образований только за вред, причиненный его органами и за вред, причиненный должностными лицами этих органов.

Правильным здесь представляется вывод, согласно которому, в случае, когда нет нарушений права со стороны должностного лица или его нельзя выявить , но такое нарушение объективно существует, причинителем вреда автоматически должен признаваться соответствующий орган.

При этом никакие другие государственные муниципальные служащие, кроме лиц, являющихся должностными, не должны признаваться ответственными за противоправные действия бездействие , за которые публично-правовые образования могут нести гражданско-правовую ответственность.

В дополнение необходимо отметить, что в соответствии с нормами Арбитражно-процессуального кодекса РФ арбитражные суды разрешают экономические споры и рассматривают иные дела с участием Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц ч.

Арбитражные суды рассматривают в порядке административного судопроизводства возникающие из административных и иных публичных правоотношений экономические споры и иные дела, связанные с осуществлением организациями и гражданами предпринимательской и иной экономической деятельности, в том числе, об оспаривании нормативных актов и ненормативных актов, органов государственной власти Российской Федерации, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, решений и действий бездействия государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов и должностных лиц, затрагивающих права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности ст.

Таким образом, арбитражный процессуальный закон не предусматривает возможности судебной защиты прав и интересов от неправомерных действий бездействия служащих, не являющихся должностными лицами соответствующего органа, чего нельзя сказать о гражданском процессуальном законе, который наряду с решениями и действиями бездействием органов государственной власти, органов местного самоуправления и должностных лиц, позволяет оспаривать решения и действия бездействие государственных и муниципальных служащих ст.

Следует отметить, что если данной нормой законодатель указал на возможность признания решений и действий бездействия государственных муниципальных служащих, не являющихся должностными лицами, основанием для наступления ответственности публично-правового образования, то здесь, в силу вышеизложенного, хотя данная норма теоретически и может быть реализована в судебный акт о признании решений или действий бездействия незаконными, однако такое судебное решение не может иметь практической реализации с позиций норм статей 16 и ГК РФ, то есть не может быть исполнено, так как законом предусмотрена ответственность публично-правовых образований только за вред, причиненный органами и их должностными лицами, коими являются не все государственные муниципальные служащие.

Поэтому, при таком положении дел нормы Гражданского процессуального кодекса РФ не согласуются с нормами Гражданского кодекса РФ. Более того, не может быть применена и гражданско-правовая ответственность самих государственных муниципальных служащих, поскольку она не предусмотрена действующим законодательством, за исключением случая, рассмотренного выше, когда требование о возмещении вреда предъявляется в уголовном производстве.

От иной деятельности принятие властного акта отличается рядом признаков, к которым следует отнести следующие.

Во-первых, всем актам присущи такие признаки, как официальность, односторонность, формальность, властный характер. На вопрос, какие именно акты распространяют свое действие указанные нормы ГК РФ, в научной литературе нет однозначного ответа.

Сергеева, актом, не соответствующим закону или иному правовому акту государственного органа либо органа местного самоуправления, должен считаться только ненормативный акт, принимаемый соответствующим органом в установленном порядке.



Читайте также:

  • Работа оформление земельных участков
  • Уточненное исковое по трудовому спору
  • Взыскание алиментов по задолженности